XVIII+

Фергар

Объявление

Информация
Навигация
Связь
Календы, Луна Штормов, год 918 от основания Города.
Добро пожаловать на ФРИ «Фергар: Мир из Девяти», ролевую в жанре стимпанка и фэнтези.
Система игры: эпизодическая.
Тип мастеринга: активный.
О ролевой; Сюжетные Линии; Имперский Календарь; Гостевая;
Кратко о ролевой Гостевая
Мундус — общее описание материального мира. Империя Падшего Сердца — о жизни в Империи.
Разумные расы — жители вышеупомянутого мира.
Важные ресурсы — если вы считаете что вашему персонажу придется столкнуться с оружием, взрывчаткой или уличным освещением вам следует прочитать информацию содержащуюся в этой теме.
Оружие — чрезвычайно важная информация о нашем мире.
Если собираетесь что-то предложить — сперва прочитайте эту тему.
Дух Тэргума. Созидатель, творец и вообще существо бесплотное. Проверяет анкеты, отвечает на вопросы в гостевой, создает новые аспекты мира.
Гостевая:Цепная Башня
Skype: piece-of-macaroni
Discord: Dominus Sīcārum#6416

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фергар » Рынок Меркурия » [2.2.918AUC] publica fama non semper vana


[2.2.918AUC] publica fama non semper vana

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[caption-3: Актёры:] вертихвостки, волчицы и прочий зоопарк.
[caption-3: Сцена:] тесные кулуары благоухающего борделя, вечереет.

[header-2: Зачин]

Сгущались сумерки, но шум толпы — смех и гогот, визг и крик, не утихал, а лишь становился громче — купцы и дельцы Рынка Меркурия сменились гуляками и забулдыгами, шмыгающими между сотней мелких забегаловок, предлагающих дешевое вино и не менее скудную закуску. Фонарщики, аккуратно протискиваясь сквозь толпы гуляк, доливали реагенты в ёмкости уличных светильников: яркие с лёгким оттенком синевы для главных улиц, зеленоватые для государственных подворий и томно-красные, медленно пульсирующие, словно влажное дыхание — для заведений дурной славы. Последнее было незаконно, аморально и шло вразрез заветам предков, но за небольшую плату фонарщик не будет задавать лишних вопросов.

Среди беспорядочной толпы продавливала себе путь необычная компания. Трое темнокожих варваров, возвышающихся над народом на добрую голову, облачённые по последней имперской моде, если не считать лёгких накидок из шкур хищников далёкого юга, да аляповатых племенных украшений. Предводитель, нет — хозяин, группы был самым необычным из них. Его внешность была полна контрастов и противоречий. Белоснежная верхняя одежда, вышитая дорогими шелками, достойная величайших патрициев, и старые потёртые сандалии на его ногах. Дорогие ожерелья, вышедшие из рук знаменитых имперских ювелиров, и браслеты из побитых каменных бус на его руках и ногах. Тушь и румяна с далёкого востока и волосы, выкрашенные красной глиной.

Гиена остановился у арки ведущей в искомый бордель. Окинул насмешливым взглядом верзилу при входе и ощерился своей типично хищной улыбкой. Дождавшись, пока тот откроет рот, чтобы выдать стандартное требование оставить свиту за пределами заведения, негр вскинул руку в примиряющем жесте, прерывая ещё не начавшуюся тираду. Выдержав театральную паузу, Гиена взмахнул кончиками пальцев, знакомый его рабам жест, означавший, что он не желает больше их видеть. Чернокожие переглянулись. Бровь Гиены приподнялась в ответ на их замешательство. Не желая злить хозяина, телохранители послушно пошли прочь.

Меня ожидают, — бросил храброму стражу Тахарка и, проходя мимо, дружелюбно похлопал его по плечу.

Его встретили запахи благовоний, алкоголя и сливающихся в экстазе тел. Оскал Гиены стал ещё шире — он попал в знакомую для себя стихию. Заприметив знакомое лицо, Фатхи двинулся в его сторону, с энтузиазмом воскликнув:

Гай Вестит, какими судьбами?! — глаза разбойника прожгли Тахарку полным злобы взглядом, его губы сошлись в тонкую бледную полоску, а зубы сжались, едва-слышно заскрипев. Известному подручному патрона сего условно-приличного заведения явно не пришлось по душе внимание к своей персоне, вызванное излишним дружелюбием Гиены.

Неужели ты не рад меня видеть? — со смехом выдавил из себя негр, усаживаясь напротив своего подельника, в небольшой кабинке, ограждённой от внешнего мира лишь полупрозрачными шторами.

2

Вечер плавно спускался на город, окутывая все в свои нежные, чернильные объятия. Камелия всегда любила вечер, потому что днем в ее "Орихалке" царил сонный покой, а вот вечером и ночью здесь всегда кипела жизнь. Свет красных уличных светильников проникал сквозь тонкие темные шторы, оттеняя полумрак багровым. Где-то среди комнат раздавался смех, а где-то недвусмысленные стоны, девочки не теряли зря времени, они знали, что сидя на прекрасных попах ровно, не заработаешь на жизнь. Здесь смешалось множество запахов: от благовоний до цветов и алкоголя. Здесь уже вовсю играла музыка и кто-то умудрился начать петь.
К хозяйке заведения один из уважаемых постоянных гостей тоже подошел, прервав редкий час ее отдыха от дел просьбой спеть что-нибудь, дабы усладить слух всех присутствующих. Камелия вынуждена была отказаться, хотя всегда охотно соглашалась на подобные просьбы, ведь без внимания она, пожалуй, начинала хиреть. Но в этот раз все было иначе.
Когда она получила весточку, что сегодня в ее борделе будет очень важный гость, по началу женщина даже растерялась. Все же, к ней забредали разные люди, дабы в спокойной обстановке совершить сделку, но такие, как Гиена, были редкостью. То, что партнером в этой сделке выступал доверенный человек Камелии, ни капли не утешало. Скорее, наоборот. Из-за разницы в сферах влияния и авторитете, думалось ей. Если бы случилась какая-то проблема, справиться с ней самостоятельно было бы куда сложнее, без привлечения внимания своего патрона, конечно же. А беспокоить его лишний раз совершенно не хотелось, хоть он и был в курсе о происходящем сегодня в борделе.
К моменту, как Гиена зашел в здание и встретился с Гаем, Камелия была уже во всеоружии и даже немного на взводе. Как только мужчины устроились на обозначенном месте, хозяйка заведения решила почтить своим скромным присутствием их сделку, поприветствовать и возможно разбавить своей приятной компанией их напряжение. Так это выглядело со стороны, но сама женщина была напряжена, как струна.
Медленно, легко покачивая бедрами, Камелия подошла к столику с двумя подельниками, она была точно уверена, что полупрозрачная преграда не помешала им разглядеть ее приближение, которое вряд ли стало сюрпризом.
- Добрый вечер, - мягко поплыл грудной голос над головами мужчин, прежде, чем Камелия присела напротив обоих мужчин, с третьей стороны, показывая свою незаинтересованность. Разве что в том, что сделка в принципе должна свершиться, потому что лишаться своего процента она не любила. - Как идут дела? Может быть, закусок и чего-нибудь настраивающего на расслабляющий лад? Этот вечер прекрасен, не стоит быть в напряжении, - она улыбалась почти приторно, но в глазах ее блестела сталь. Она видела, как злобно смотрит на своего оппонента Вестит и это не очень ей нравилось. Мало кто выдержит такую открытую неприязнь.
Но, пока что, все было в пределах нормы и можно было сделать вид, что никто ничего не замечает, все дружат и периодически смотрят в одинаковом направлении.

3

Немолодой уже разбойник скривился. Будь его воля, он бы ни за что не связался с Тахаркой, но товар был горяч и Гай небезосновательно полагал, что Гиена отпугнул всех остальных остальных покупателей. Все знакомые скупщики и дельцы один за одним отказывались от фолианта, будто на нём лежало чернейшее проклятие. У лишенного всяких иллюзий по поводу магии бандита имелось очень чёткое представление о том, кто именно стал этим проклятием, гнева которого так боялись его контакты.

— Ты прекрасно знаешь, что не рад, [?спинтрия|spintria — жиголо, проститут].  — чуть ли не выплюнул Гай.

— Ты из кожи вон лез, чтобы... — шипящую тираду разбойника прервало появление хозяйки борделя. Мужчины почтительно замолкли, как того требовали традиции гостеприимства Консорциума. Улыбка Гиены, тем временем, не угасала ни на секунду. Он знал, что его оппонент находится в безвыходном положении, в котором тот оказался благодаря немалым усилиям и обширной сети связей самого чернокожего. По причине, известной лишь ему самому, Гиена желал удостовериться, что он и лишь он заполучит книгу недавно украденную из закрытых для обычного люда разделов Имперского Архива. Разделов, сама память о которых была предана забвению, а упоминания о них были тщательно стёрты с лица материального мира.

— Ах, владычица волчиц чтит нас своим присутствием, — южный акцент нет-нет, да проскальзывал в речи чернокожего, несмотря на десятилетия прожитые среди коренных имперцев, выдавая его исключительно варварское происхождение.

— Мы, — сделав ударение и выдержав небольшую паузу ответил Тахарка, — благодарим тебя за гостеприимство.

Таким образом дав понять, что сегодняшняя встреча пройдёт в более аскетичной обстановке, чем ему хотелось бы, Гиена приветствовал Мессалину почтительным полупоклоном, насколько это позволяло его сидячее положение, после чего прилёг на [?триклиний|мягкая лавка для лежания], как то предписывали древние имперские обычаи. Его собеседник остался сидеть — правый локоть на невысоком столе, левая рука на колене. На нём не было видимого оружия, но многие убийцы были левшами и держали несколько скрытых ножен на своем теле. Факт, о котом прекрасно были осведомлены все присутствующие за столом.

— Вестит, улыбнись, ты хуже неспелых цитрусов, честное слово, — неодобрительно покачал рыжей от глины головой Фатхи, оставляя на полу несколько красных пылинок, упавших с его волос.

То ли веселье Гиены было заразным, то ли присутствие знакомого лица успокоило Гая, но он видимо расслабился. Не настолько, чтобы потерять свой подозрительный прищур, с которым он смотрел на знаменитого в узких кругах [?лено|lēnō — сутенёр], но достаточно, чтобы это было заметно. Угроза неминуемого столкновения немного отдалилась.

Сам Вестит признал присутствие Камелии коротким кивком. Приветствие одного профессионала другому, они знали как делались дела в этой сфере человеческой жизни и от него не требовалось большего. Кроме прочего, это позволило ему не отрывать свой подозрительный взгляд от Гиены — разбойник явно ожидал подвоха. Гай с шумом набрал воздуха в лёгкие и медленно выдохнул.

— Собравшиеся здесь готовы заключить договор ко всеобщей прибыли, под покровительством Меркурия, как того велит обычай, — торжественно произнёс Вестит, всё ещё буравя взглядом Тахарку.

— Под покровительством Меркурия, да будет его фаллос вечно крепким, — с легчайшим намёком на смех, ответил негр, — как того велит обычай.

То, что будущий подельник не оценил его дополнения, не смутило Гиену и он перевёл свой насмешливый взгляд на хозяйку заведения, выступающую сегодня медиатором и арбитром в их сделке.


Вы здесь » Фергар » Рынок Меркурия » [2.2.918AUC] publica fama non semper vana


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC